вторник, 28 мая 2013 г.

Эпоха перемен: советы постороннего. Часть 8


    Михаил Веллер о профессионалах и дилетантах

    Из книги М. Веллера «Человек в системе». Профессионалы и формалы

    «Противопоставление профессионалов и дилетантов уже на стилистическом уровне не в пользу дилетантов.
    Профессионал - это основательно подготовленный человек, под руководством учителей прошедший школу. Он превзошел базовый курс всех наук, лежащих в основе его профессиональной деятельности. Он занимается своим делом ежедневно, и это есть его профессия. Этим он зарабатывает себе на хлеб. Он постоянно в форме. Он в курсе новинок. Он информирован. Он знает законы и правила своей профессии. Коллеги дают о нем положительные отзывы. У него есть свой участочек в науке, хоть крошечный.
    Дилетант не имеет систематического базового образования в деле, за которое принялся. У него нет диплома с положительными оценками по курсам прослушанных наук. У него не было преподавателей его науки. Он вообще учился чему- то другому и зарабатывает на жизнь чем-то другим.
    Он не входит в корпорацию, не включен в корпоративную иерархию, не знает всех правил. В его знаниях есть пробелы. Иногда он нарушает элементарные законы своей «факультативной профессии» - по незнанию или верхоглядству. Он несерьезен и чужд.
    Давайте разбираться. Здоровый парень впервые вышел на ринг и был мгновенно нокаутирован меньшим и слабейшим по физическим данным, но техничным боксером. Вот разница между профессионалом и дилетантом.
    А вот парень вышел на ринг и избил мастера спорта. У него молниеносная реакция, жуткая колотуха, он держит удар как столб, а тренировался он самостоятельно в сарае с пыльным мешком.
    Победа определяет, кто лучший боксер.
    Или приезжает девчонка из провинции поступать в консерваторию и вдруг выдает такое пение природно поставленным голосом, что примы бледнеют от предощущения ревности.   Ну - слышно ее!..
    А что… есть критерий в гуманитарных науках? В гуманитарных науках нам норовят сообщить, что конечная истина недостижима и непостижима, а объективной истины нет вообще. Причем и по этому вопросу есть разногласия; а само значение слова «истина» по-разному определяется в разных парадигмах.
    Концентрация научной атрибутики и степень общепризнанности профессиональным сообществом - есть основной критерий профессионализма. Оно же - критерий значимости. Оно же - критерий истины. Нет?
    Если перелопачено много материала - тогда ясно. Если приведен в какую-то систему нарытый ранее горами материал - тогда ясно. А если это «К вопросу о трактовке термина "хрен огородный" в монографии Митина-Попеля "Идеальный человек и постмодернистская философия" в свете развития синергетики»? Научный вклад неразличим невооруженным глазом - но профессионализм налицо!
    Если доктор исторических наук, специалист по довоенному периоду советской истории, скажем, перевирает по незнанию марки военной техники и принципиальные цифры, - он профессионал? Да.
    А если инженер без истфака обнаруживает в этом вопросе гораздо большую осведомленность и складывает разрозненные ранее факты в систему, объясняющую причины процесса, - он дилетант? Гм. Да. Ну, не дилетант - так любитель. Все равно эту куда хуже, чем профессионал.
    А если академик от истории, или философии, или экономики тридцать лет нес коммунистическо-марксистскую чушь, подгоняя свои верноподданнические выводы под приказную партийную установку… - он профессионал? Гм. Да. Он был не прав, но он был профессионал.
    Опаньки!.. Получается, профессионал тот, кто обладает всеми формальными признаками профессии: диплом, диссертация, встроенность в профессиональную структуру, зарплата за это занятие. Хреновый столяр.., но это его профессия.
    Слово «профессионал» стилистически сильно оформлено. Профессионал в спорте - это сильнейший и наилучший, отбор жесток и постоянные нагрузки огромны.   Профессиональный солдат, моряк, строитель и т. д. Слово звучит похвалой и признанием. Верхняя ступень на лестнице занятий.
    Но. Говоря о гуманитарных науках. Образование представляет собой чтение книг, слушание лекций, сидение на семинарах и сдачу экзаменов. Книги доступны каждому, лекции изданы в учебниках, семинары и экзамены есть кнутик для нерадивых. Знать историю лучше профессионального историка есть вопрос желания, времени, памяти и количества прочитанных книг. Все? Все…
    А если уровень знаний одинаковый, то что отличает профессионала от любителя? Степень понимания. И атрибутирование профессии.
    (Понимание - у любителя может быть выше! Здесь все дело в голове. Многознание уму не научает. Но - не будем забегать…)
    Слов сказано уже гораздо больше, чем надо для понимания. В любом случае, невзирая ни на что, профессионала отличает от любителя наличие формального образования, формально подтвержденной корпоративной компетентности и формального инкорпорирования в профессиональную среду; плюс получение денег за занятие своей профессией.
    А если профессионал некомпетентный дурак? Ну, в любом деле есть некомпетентные дураки.
    То есть. Относительно гуманитарных наук. Где возникают споры профессионалов с любителями. Слово «профессионал» корректно будет заменить словом «формал».
    Любитель может быть гораздо более основательным профессионалом, чем формал. Он может читать больше литературы по специальности. Он может фанатично уделять больше времени и энергии своему делу. Он не отвлекается на заседания кафедры, преподавание, участие в комиссиях и поездки на конференции. Он не должен соотносить свои труды с мнением научных руководителей и авторитетов. Он пашет ненормированный рабочий день, его работа и хобби налиты в один флакон. Он компетентнее в своем деле, черт возьми! Он и есть профессионал! Но не формал.
    В споре между формалом и неформалом профессионал тот из них, кто более владеет предметом! Кто больше и глубже знает! Кто посвятил этому больше времени! Кто будет спорить?..
    Под «профессионализмом» обычно подразумевается не степень владения профессией - а принадлежность к формально-корпоративной структуре! То есть: не тот кузнец, кто лучшие мечи кует - а тот, кого старейшины цеха приняли в гильдию.
    Вот термины «профессионализм» и «формальная принадлежность» в гуманитарных науках должны быть жестоко разведены и отделены друг от друга. Так же как «любитель» и «дилетант» по сути означает малую степень владения предметом, нерегулярность занятий, отсутствие необходимой образовательной базы. А не работу вне формальных структур и без соблюдения формальных процедур.

    Слава Богу, всех выпускников Литературного института еще никто не придумал называть писателями и поэтами. Образование писателей разнообразнейшее. И Союз Писателей СССР, гнусное чиновное министерство советской литературы, давно и навсегда ликвидирован. А ведь в советские времена профессиональным писателем называли только члена Союза писателей! А принимали только кого надо, и ох не простая была процедура!
    Так что, ребята, по участию или неучастию в работе структур и ведомств - надо различать формалов и неформалов.
    А по степени компетентности в предмете и глубине мышления, и уделяемому времени, - профессионалов и непрофессионалов.
    Подмена этих понятий на руку сплоченным бездарным формалам, которых большинство везде, и которые зорко охраняют свою поляну кормления.
    Если же говорить о философии, то Герберт Спенсер был инженером-путейцем, Ницше  филологом, Декарт окончил лишь иезуитский колледж, и так далее.
    У формалов и не-формалов имеет место разница ценностных ориентаций. Не-формал снедаем идеей и жаждой, мысль обуревает его, внутренний посыл не дает сидеть на месте. Он роет землю день и ночь в поисках вожделенной истины. Открытие кружит ему голову. Годы занятий делают его профессионалом. Действия же формала регламентированы, и средства (типа научных степеней) чаще всего становятся целью.
    Если энтузиаст-неформал десять лет упорно занимается любимым делом, он делается серьезным профессионалом. Заметим, таких людей вообще мало. Речь идет о творческих натурах. И только о них.
    Среди формалов такие безусловно есть. Но, естественно, меньшинство. Творцов везде меньшинство.
    «Карьерный дипломат» на дипломата учился и шел по ступеням дипломатической лестницы. «Некарьерный» - ранее занимался другим делом, но по умственным, волевым и образовательным данным был поставлен на конкретный ответственный пост - как серьезная фигура. Дилетантом и любителем его не зовут, а мнения карьерных дипломатов при назначении его их начальником не спрашивают.
    Карьерные философы всячески отбрыкивают информацию о некарьерных.  Конкуренцию никто не отменял во всех отраслях деятельности. В любви и на войне все способы хороши. Конкурент подлежит уничтожению. Обвинения в непрофессионализме, что на деле есть констатация непринадлежности к формальным структурам и не более, - удобный аргумент. Аргумент по форме, а не по сущности.
    Но когда академическое поле подверглось бесплодию вследствие многолетнего засоления почвы, живое дерево можно вырастить только за его пределами». (15 мая 2013, 22:00). http://maxpark.com/community/5302/content/1988641 

    Исследование Вселенной: системный подход

    Федор Дергачев

    Когда я давал «советы постороннего» независимым исследователям (по выражению М. Веллера - «дилетантам» и «не-формалам»)я отложил «на потом» вопросы методологии. Пришла пора к ним вернуться.

    «Общие выводы можно сделать только на основе сведений из разных областей. Ни одно из направлений не существует изолированно от других, и чем шире поле исследований ученого, тем легче ему судить о каждом конкретном случае. Попыткой решить проблему «специализация - обобщение» служат научные симпозиумы и конференции, на которых встречаются историки и ученые иных специальностей, чтобы, сидя за общим столом и потягивая минеральную воду, потолковать друг с другом. Однако, несмотря на то, что в этих конференциях часто участвуют блистательные ученые, я не знаю случая, чтобы какая-нибудь из них действительно синтезировала различные идеи. Даже на симпозиумах ученые мужи предпочитают пользоваться специфическими терминами из своей области (вполне для них привычной), а другие ученые мужи ищут в предлагаемой теории несовпадение с фактами, а не возможность ее чем-то подкрепить. Возможно, верные теории могут появиться только в голове у человека, являющегося специалистом одновременно в нескольких областях…» (Мертц Барбара «Красная земля, Черная земля. Древний Египет: легенды и факты»/ Пер. с английского А.И. Коршунова. – М.: ЗАО Центрполиграф, 2008. Глава 9. Стр. 197-198).

    Комментируя данную цитату, замечу: то, что реально в истории и искусствоведении, проблематично в точных науках. Действительно, Григорий Перельман сделал гениальное открытие на стыке разных дисциплин, но это – скорее исключение, подтверждающее правило. 

http://www.ridus.ru/_ah/img/UfhqEEUcCGwGk2IKb-JARA
    В системе же профессиональной астрономии наличие гениев–одиночек в настоящее время проблематично, а коллективы связаны жесткими планами работ и суровым начальством, которое может и «всыпать» за неуместные, по его мнению, публикации. Пример эволюции взглядов С. Язева (кстати говоря, астронома в четвертом поколении, поначалу пытавшегося мыслить нестандартно) демонстрирует, каково это - проявлять «нестандартный подход» человеку, работающему «в системе».       
    То, что невозможно профессионалам, возможно независимым исследователям. Согласен, что у тех, кто выбрал областью деятельности астрономию, множество недостатков, и в статьях полно «огрехов», но задаю вопрос – работал ли кто-нибудь с ними целенаправленно?

    Попробую сформулировать свое понимание методики независимого исследования.
    Безусловно, должна быть свобода от «табу», сдерживающих астрономов, работающих в «системе». Но в то же время ни в коем случае нельзя отбрасывать результаты, полученные экспериментаторами – более того, основную часть наблюдательных данных необходимо включать в приоритетные положения своих гипотез. Это основа, а дальше перечисляю характеристики подхода, которым должен руководствоваться независимый исследователь:

    1. При анализе любого материала отделять факты от гипотез. Причем первые – брать на вооружение, а вторые – подвергать «перекрестной проверке».
    2. При анализе данных необходимо применение принципа системности. Независимый исследователь просто обязан быть системным аналитиком
    3. Ни в коем случае не рассматривать выбранную проблему лишь с какой-либо одной, даже самой перспективной, точки зрения. Более того, надо делать попытку освободиться от стереотипов, навязанных в выбранном научном направлении еще со школьной скамьи и считающихся общепринятыми.

    Выше упоминалось, что независимый исследователь может позволить себе то, что недоступно профессионалам. «Специалист подобен флюсу: полнота его односторонняя». (101-й афоризм из собрания мыслей и афоризмов «Плоды раздумья» (1854) Козьмы Пруткова).
    Как предполагала Б. Метц (см. выше), «верные теории могут появиться только в голове у человека, являющегося специалистом одновременно в нескольких областях». Однако вследствие узкой специализации таковых в настоящее время просто не осталось. А вот у любителей возможность сравнивать достижения в разных областях знания есть.
    И, если у профессионалов безусловным «табу» является использования гипотез о возможном целенаправленном вмешательстве в процессы формирования в Солнечной системе современной структуры планет и их спутников, то у независимых исследователей проработать такую гипотезу вполне реально...


    «Эпоха перемен: советы постороннего». Часть 9. http://artefact-2007.blogspot.ru/2014/10/9.html

    На эту тему:

6 комментариев:

  1. Открытия НЕпрофессионалов в астрономии

    "История астрономии начинается видимо с Шумеров, а это 2 тысячи лет до нашей эры или даже раньше - 6 тыс. лет до нашей эры, наиболее ранние упоминания названий светил встречаются в «Текстах пирамид», датируемых XXV—XXIII в. до н. э. Достижения древних впечатляют, учитывая полное отсутствие технических средств и специального образования. Были они первыми профессионалами или пока еще непрофессионалами?
    Мы с вами, не имеющие специального образования, сидя в интернете имеем все возможности сделать открытия в астрономии..." (27 май, 2013 at 7:19 PM). http://ru-universe.livejournal.com/612054.html

    ОтветитьУдалить
  2. Учёные в очередной раз задумались, как быть с подтасовками в результатах исследований

    "У всякой науки есть тёмная сторона, и эта тёмная сторона — вовсе не открытия, которые могут быть «обращены во зло», и не злодейские намерения сумасшедших учёных. Тёмная сторона всякой науки — это подтасовка результатов. Звучит ужасно прозаично, но последствия таких подтасовок могут быть не менее впечатляющими, чем от планов по захвату мира.

    Не так давно на ежегодном съезде Американского общества клеточной биологии была обнародована неутешительная статистика: из 53 медицинских исследований у 47-ми результаты оказались невоспроизводимы. Воспроизводимость результатов, как известно, едва ли не главный критерий достоверности работы: если у тебя что-то получилось, значит, это должно получиться и у другого; ...6 достоверных работ из 53 — это, согласитесь, ни в какие ворота.

    Тут, очевидно, начинает действовать «человеческий фактор». Исследователи тоже люди, со своими нежно лелеемыми концепциями и теориями, им хочется признания, уважения, самоуважения, да и денег, в конце концов. Громкие истории о фальсификациях порой выходят за пределы научного сообщества... Информация о невоспроизводимых результатах и извинениях за «введение в заблуждение» постоянно публикуется в научных журналах, причём подтасовки имеют место во всех дисциплинах, от дантистики до нейробиологии.

    Проблема эта, как можно понять, социально-психологическая, и журнал Perspectives on Psychological Science посвятил ей в уходящем году целый номер. В нём психологи пытаются разобраться, что именно заставляет учёных вольно или невольно подтасовывать результаты, и что с этим можно сделать. Первый совет, который дают исследователи, — попробовать разобраться в стимулах научной работы. Часто бывает так, что движущей силой становится желание как можно скорее достичь результата. Причин тому может быть много: необходимость получить грант, выиграть конкурс на должность, успеть с публикацией и т. д. Сложно опубликоваться в элитном журнале, если все ваши данные — просто подтверждение результатов предшественников, а без такой публикации сложно получить грант. Получается, что современный исследователь «заточен» на скорость работы, но не аккуратность, в результате журналы накрывает вал сырых работ...

    Чисто методически надёжность результата можно усилить, если использовать метаанализ, который подразумевает объединение результатов всех работ, выполненных на какую-то тему. К сожалению, сейчас исследователи предпочитают обращать внимание только на те работы, результаты которых подтверждают их собственные предположения, и игнорировать всё остальное. Авторы Perspectives on Psychological Science даже высказывают мнение, что метааналитики могли бы стать внутренней полицией, наподобие департамента внутренней безопасности у полиции настоящей. Ну и, разумеется, чтобы такой департамент функционировал, научное сообщество должно чётко сформулировать этические законы, за нарушение которых полагалось бы наказание.

    Всё это, впрочем, прекрасно, однако лишь теория, которая требует конкретного, практического, административного воплощения. И тут на смену психологам, социологам и методологам науки должны прийти администраторы, которые взяли бы на себя труд по исправлению научных нравов. Труд этот, как мы понимаем, будет страшно громаден — научная жизнь и научная психология встроены в социум, и при их «выправлении» придётся оглядываться на политику, экономику, массовую культуру, прессу, чаяния «простого народа». «Простой народ», кстати, прочитав о вольных или невольных мошенниках от науки, вполне может сказать что-то вроде «да ну её, эту науку». И тут «простому народу» следует напомнить, что всеми материальными благами, что у него есть сейчас, он обязан этой самой науке, и в его же интересах поддерживать науку на плаву, даже если наука оказывается не всегда честна не только с «народом», но и сама с собой". (29 декабря 2012 года, 12:59). http://compulenta.computerra.ru/chelovek/meditsina/10003585/

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Нужна академическая мутация

      Интервью Галины Костиной с Максимом Франк-Каменецким. («Эксперт» №46 (683) /30 ноя 2009, 00:00). http://expert.ru/expert/2009/46/nuzhna_akademicheskaya_mutaciya/

      Ф.Д.: Очень жесткое интервью о проблемах управления наукой.
      Интересные комментарии на http://expert.ru/forum/expert-articles/3244/
      Примеры:
      "...Юрий Сторожев 2.10.09 | 21:40
      ” я мог бы привести большую коллекцию научной недобросовестности и откровенной преступности…“
      вот именно.
      ”Для уважаемых собеседников, как мне понимается, наука есть лишь: - некоторое развлечение для чудаков“
      неправильно понимается.
      Нельзя прикрывать наукой откровенное безделье, недобросовестность и откровенную преступность.
      Наука, субсидируемая государством, должна быть государству подконтрольна, и работать в интересах страны, а не отдельного человека.
      Вот о чем речь...

      Владимир Семиченко 3.10.09 | 13:44
      Юрий Сторожев
      ”Нельзя прикрывать наукой откровенное безделье, недобросовестность и откровенную преступность.“
      Нельзя, но придется. Ибо умнее науки тоже нельзя быть. В принципе, общественная жизнь так уж устроена, что дурак всегда доверяет умному. Банкир доверяет деньги промышленнику не разбираясь в промышленности, покупатель доверяет продавцу деньги за кота в мешке и ect. Доверяют не за умность, а за зарекомендованные социальные качества: ответственность, честность, за интуицию даже. А умность, это только компонент профессионализма. Умный квалифицированный жулик легко договорится с массой себе подобных (хорошие люди хорошо делают, а плохие люди хорошо блатуются (сговариваются)) и впарит государству торчионное поле, волшебный чулок и магнитный монополь размером с дыню. Или реактивный двигатель без реактивной массы. Оставив без бюджета всю прочую науку. И поделом и ей, и государству. За то, что наука утратила доверие, а государство перестало понимать, что такое есть наука. Как только государство погонится за коммерческой отдачей от науки - все! Каюк. Против наукоподобных жуликов не устоит ни одно государство...

      Сергей Павлов (21.09.09 | 10:52)
      Владимиру Семиченко
      Помню я в студенческие годы прочитал сборник работ одного академика. пришел к своему авторитетному преподователю и спрашиваю, дескать вот вполне предовая теория и основа для праткики…почему мы учим явно не эффетивную по сравнению с этим теорию…??? Он посмотрел на меня и говорит, а представь сколько докторских защищается и кандидатских по старой и утвержденной теории, а сколько кафедр получает финансирование за счет этих устаревших научных работ..." ("Владимир Семиченко". Дек. 10, 2009 18:43).

      Удалить
  3. Фёдор,в Вашем лице я совершенно неожиданно для себя нашёл и наставника,и идеологического родственника,и выразителя потаённых мечтаний....Веллер,Вольтер,Циолковский...Любимые имена...Вы внесены в этот список.С почтением и наилучшими пожеланиями.
    P.S Есть вопросы,но не знаю,как задать.Я тут "на новенького".Диллетант.Но,перефразируя классика "научноой жаждою томим..."))))))))))))))))))

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Froggy

      Спасибо за отзыв, такие теплые слова в свой адрес слышу редко.

      О том, как со мной связаться, я написал в ответе на Ваш комментарий http://artefact-2007.blogspot.ru/2011/09/blog-post_2757.html?showComment=1389600259371#c6516148875434189233

      Удалить
  4. Наука окончательно перестала быть делом любителей

    "Шестнадцатого ноября 2016 года состоится очередное ежегодное вручение премии «Просветитель». Среди тех, кто попал в шорт-лист — журналист Борис Жуков, автор книги «Введение в поведение. История наук о том, что движет животными и как их правильно понимать», выпущенной издательством АСТ:CORPUS в серии Primus. С Борисом Жуковым беседует корреспондент «Новой газеты» Екатерина Шерга...

    — Приходится слышать, что выросло уже целое поколение людей, неспособных воспринимать большие тексты, не отвлекаясь при этом, не переключаясь на почту, соцсети. Где тут взяться большим теориям? Люди все больше заточены на то, чтобы быстро и эффективно выполнять маленькие конкретные задачи.

    — Может быть, и так. Но мне кажется, важнее то, что наука окончательно перестала быть делом любителей. А ведь она родилась именно как занятие людей, которые проводят исследования исключительно из собственного интереса. Мендель был монахом и занимался наукой в то время, которое оставалось от монастырских дел. Дарвин ни дня в жизни не числился в штате какого-либо учреждения, даже на «Бигле» плавал за свой счет. В конце концов, кем был Эйнштейн, когда сформулировал теорию относительности? Сотрудником патентного бюро. То есть даже в начале ХХ века любители играли огромную роль в науке. Но сейчас это кончилось. Нынешней наукой невозможно заниматься всерьез на любительской основе. А если ты работаешь за зарплату, тот, кто дает деньги, имеет право спросить: «А за что я тебе, дружочек, плачу? За удовлетворение твоего любопытства?»

    Общество требует от науки практической пользы, но наука — вещь парадоксальная: она может приносить практическую пользу только, если от нее этого не требуют. И как из этой ситуации выйти, я не знаю..." (Борис Жуков: «Цык, цык, цык. И потом — чав-чав-чав». Номинант премии «Просветитель» — о чем говорят обезьяны и почему наукой нельзя заниматься всерьез на любительской основе. 08 ноября 2016, 19:57). https://www.novayagazeta.ru/articles/2016/11/08/70452-boris-zhukov-tsyk-tsyk-tsyk-i-potom-chav-chav-chav

    ОтветитьУдалить